8 (495) 728-9-726

[email protected]
        

На что девушки готовы ради IPhone

Опубликовано: 12.10.2016

видео На что девушки готовы ради IPhone

На что девушки готовы ради IPhone

 

В плотном фестивальном графике Йени Молинет Наша родина сейчас мерцает нередко. Так что в один из визитов мы не удержались и побеседовали с ней


Парни пробуют ТВЕРКИНГ ☑️ – с YanGo

– о том, как не смущяться плясать, что делать высочайшим девченкам в танцах и о соне – танце людей, которые много мучались.

 — Йени, расскажи, пожалуйста, как было решено, что ты будешь плясать?

— С самого юношества мне нравились очень многие вещи – театр, танцы, читать стихи. Я занималась всем попорядку.

Мать с отцом привили мне любовь к искусству, так что я занималась в театральном кружке, игралась на пианино, плясала, пока в один красивый денек не произнесла родителям: «Хватит! Не желаю ничего, только плясать!»

После чего я бросила все занятия и танцевала-танцевала-танцевала… Пока в один красивый денек не сообразила, что это – конкретно то, чем я в принципе желаю заниматься, что меня заполняет, хотя я очень уважаю и всё то, чем занималась до этого.

Наверняка, ещё воздействовало то, что всегда обожала плясать моя мать. В своё время она желала быть танцовщицей, но карьеру в танцах могли для себя позволить, в главном, малыши богатых родителей, а она была из очень бедной семьи. Ей пришлось отрешиться от этой мечты, но она из-за этого всегда переживала. Так как, она много раз говорила мне эту историю, наверняка, я попробовала продолжить то, что не смогла сделать она, и не сумел воплотить мой отец, который погиб.

Моей маме на данный момент 50 четыре года. Когда она могла обучаться, бесплатное место в школе было только одно. Оно досталось её подруге, которая бросила через полгода.

А когда обучалась я, обучение уже было бесплатным.

— У девченок высочайшего роста, обычно, трудности с балетом. Им молвят: «Вы не будете плясать классику. Может быть, исключительно в кордебалете». У тебя такие трудности были?

— Я с самого юношества занималась в Casa de la Musica в городе Пласетас, провинция Санта-Клара. У меня не было таких заморочек, так как наша преподавательница с самого начала учила нас, в главном, пользующимся популярностью танцам и фольклору.

Естественно, она давала нам какие-то вещи из традиционной хореографии и ставила технику. Но, так как я из религиозной семьи, меня сходу заинтриговал фольклор.

Чуток позднее появилась возможность пройти прослушивание для малышей в Escuela Profesional del Arte. Если б я возжелала плясать балет, наверняка, у меня могли быть трудности, хотя мне с самого начала произнесли, что у меня фигура, очень подходящая для танцовщицы. Но в балет я бы не попала ни с таким ростом, ни с таким цветом кожи — для чёрных ребят балет на Кубе закрыт.

Но, так как я с самого начала шла на фольклорное направление, там, напротив, нужен был рост не ниже 165 см. И мои 174 только привлёкли внимание комиссии, хотя еще больше всех заинтересовывал мой уровень.

Я прошла все ступени экзаменов, поступила в школу. А из-за роста позже больше комплексовала сама. К примеру, когда мы всё-таки занимались классикой у станка, моя нога очень очень выдавалась куда-то вбок, и я старалась носить одежку, которая визуально укорачивает ноги и удлиняет торс – мне казалось, что ноги очень длинноватые.

Когда я закончила школу, мне необходимо было отработать два года на некий социальной работе (на Кубе – это рядовая практика, считается, что этим ты оплачиваешь своё обучение). Тогда и Silvina Fabars предложила мне поработать в Conjunto Folclorico; там заморочек с ростом не было вообщем. Так как различные движения по-разному смотрятся на людях с разной конституцией, и есть хореография, которая лучше смотрится на больших девченках.

Не считая того, когда постановщик работает над шоу, он учитывает это и может подгонять состав по росту. Был даже период, когда девченок в Conjunto Folclorico набирали под Yeni Molinet.

Сама Сильвина тоже очень высочайшая, даже выше меня, и мы с ней пробили дорогу в танцы высочайшим исполнительницам.

— Вопрос, в особенности животрепещущий для Рф, где заниматься сальсой приходят непрофессионалы. Должен ли человек, чтоб отлично плясать, быть артистом? Либо реально обучить этому девченку, которая приходит и смущяется того, что у неё высочайший рост либо маленький, либо большая попка, либо длинноватые ноги?

— Для нас, кубинцев, очень непонятна эта неувязка дела к собственному телу. Во-1-х, у нас в культуру заложено: чем дама толще, тем она привлекательнее. Потому у нас объёмного тела полностью не смущяются, напротив, его всячески показывают.

Вообщем я считаю, что можно плясать хоть какому человеку – какого бы телосложения и возраста он ни был. Главное – закончить смущяться собственного тела и не зацикливаться на этом.

И ещё – вещь, которая показалась мне любопытной, когда я переехала в Италию. Там считается, что люди старше пятидесяти лет плясать не должны, так как, мол, это смотрится забавно, несуразно и несолидно. Там малыши постесняются пойти на танцы совместно с родителями, так как будут мыслить: «Моя мать уже старая, ей – 50 с излишним».

А для нас, кубинцев, это, напротив, честь – плясать с человеком, которому шестьдесят либо 70. Так как это отлично – глядеть, как они пляшут. И позже — это люди, которые обычно пляшут уже сильно много лет, и пляшут отлично.

Потому не нужно смущяться собственных придуманных недочетов.

Поделитесь с друзьями
ВКонтактеОдноклассникиTwitterFacebookМой МирLiveJournalGoogle PlusЯндекс
Загружается...